Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ПСЫ И УБИЙЦЫ или московцы своих не бросают.

Оригинал взят у pasha_kiev_ua в ПСЫ И УБИЙЦЫ или московцы своих не бросают.
Оригинал взят у emiliozk в ПСЫ И УБИЙЦЫ

Антон Швец

Есть много сентенций, излучаемых Кремлём в медиапространство. Одна из них — «Русские своих не бросают».


Есть много сентенций, излучаемых Кремлём в медиапространство. Одна из них — «Русские своих не бросают». В ответ на эту сентенцию я не пускаюсь в длинные расспросы об отличиях nationality от ethnicity, а просто говорю, что «Кремль предаёт всегда».

Стрелков отправлял идиотиков на убой как в Сербии под пули, так и в России за решётку задолго до того, как позвал толпы идиотов умирать и убивать на Донбасс. И каждый из этих идиотиков повторял, что он кого-то там «не бросает», кого-то там «спасает», что он должен и всякое такое. А на самом деле эти люди отправились выполнять желания Кремля, даже не высказанные прямо.

Теперь эти люди вопрошают, заслужили ли они такое отношение.

Ещё и как заслужили.

Предал ли Кремль идиотов в тот момент, когда отправлял в Украину? Ведь не было на Донбассе никаких людей, которых надо было «защищать» и «не бросать». Или предательство совершилось позже?

Давайте разберёмся в этом вопросе.

Сегодня у нас ноет гражданин России, как он говорит, «рядовой запаса Советской Армии» и «координатор добровольцев» Михаил Полынков (позывной «Хрусталик»).

Михаил обращается к вежливому дяде Вове, Захарченко и фейковому «главнокомандующему ДНР» Кононову.

В феврале 2014 года, когда в Киеве путём государственного переворота к власти пришло враждебное к России и русским правительство, мы создали военно-добровольческое движение.

И сначала на помощь русским Крыма, а затем к вам на Донбасс потоком хлынули добровольцы из России.

За эти два с лишним года десятки тысяч добровольцев из России вставали грудью на пути неофашистских орд. Они защищали вас без расчёта и выгоды. Они не рассчитывали даже на благодарность. Просто они были воспитаны так. «Русские своих не бросают» — для них это не просто набор букв. Это даже не правило. Это аксиома. Это закон, который уже прошит в генокоде. Это в нашей крови. Поэтому мы не оставили вас в трудный час и пришли к вам на помощь.

«Они защищали вас», «пришли к вам на помощь» — это кого вот эти самые они защищали? Читаем мы обращение к Путину, Захарченко и Кононову. То есть «Хрусталик» говорит о том, что идиоты-добровольцы защищали именно Путина, Захарченко и Кононова. Запомним это.

«Русские своих не бросают» — это развод Кремля и самоуспокоение для идиотов. Сотни таких «хрусталиков» и тысячи «моторол» сами бросили своих стариков и инвалидов в России в нищете и забвении и отправились убивать и грабить в Украину, защищая власть Путина и Захарченко. Отправились плодить новую нищету и новых инвалидов, множить смерти и несчастья. Ради чего? Ради защиты Путина и Захарченко. Сами же сказали.

Что же эти идиоты заслужили?

Каждому по делам его.

И что мы, блядь, сейчас получаем взамен? За два года я не скажу, что привык к этому — привыкнуть невозможно, но свыкся с мыслью хоронить тех, кого послал туда. Свыкся с необходимостью общаться с родственниками погибших. Но как свыкнуться и проглотить это???

Псы и убийцы

Ой, не может быть. А об этом разве не говорили? На Донбассе нет россиян и никому они там нахрен не нужны. Никому там не нужна Россия, а нужна работа, зарплата, соцвыплаты и нормальная жизнь, которую «хрусталики» растоптали ради замыслов Вовы и своих иллюзий.

То есть человек пошёл защищать в Украину Путина, а потом удивляется, что местные жители, даже из числа упоротых и воюющих с ним вместе, считают россиян говном. Какое удивление!

Заметьте это, слово в слово, то, о чём писал Стрелков из Сербии:

…у сербов нет и доли той храбрости, что прославила их в 1-ю Мировую войну; что «итервентна чета» Бобана воюет ради грабежа захваченных сёл, а под пули подставляет себя крайне неохотно; что сербы, оказывается, хорошо заплатили «вербовщикам» в Москве, но не намерены платить…

идиотам здесь.

Вернёмся к «Хрусталику».

Дальше он прислал фото погибшего парня. Следуя своим принципам, публиковать не буду.

Псы и убийцы

Псы и убийцы

Псы и убийцы

Чего же ожидал «Хрусталик»? Что сотни тысяч людей будут благодарны ему за то, что он «защитил» их от того, чего не было, а взамен забрал у них жизнь, которая вполне даже себе была?

Товарищи «полковник» и «генерал-майор», обращается к вам рядовой запаса Советской Армии, координатор добровольцев Полынков Михаил, позывной «Хрусталик».

Вы, блядь, кто там? Высшие чины или кто? Ишак, вернее Ташкент, вас понюхал. Какое же вы, сука, командование, если так заботитесь о тех, кто к вам с помощью пришёл? Какие же вы, сука, русские? Эти мужики — шавки беспризорные, чтобы их под забором закапывать? Ведь это же, блядь, не единичные случаи. Что же вы, уроды, творите? Спасибо, конечно, за «Падре», что сделали исключение. Но остальные как? Согласно приказу? Сами уволились и три раза сами подорвали себя на мине?

Дядя Вова, не знаю, как ты сам, но тебя в цари двигают. Что же ты, наша защита и надёжа? Куда ты смотришь? Ты думаешь, Сурков создал СДД и ладушки? Наши ребята Бородаю с Пинчуком в хрен не упёрлись. У них одна нажива на уме. Дядя Вова, я сказал бойцу, что ты не будешь заглядывать и смотреть, что там творится. Пожалуйста, выстави меня лгуном. Сделай так, чтобы я ошибся и ты действительно защитил наших ребят, которые кладут свои жизни в защиту Донбасса.

Именно, что шавки беспризорные. Именно, что закапывать под заборной штакетиной с прибитой к нему табличкой «солдат номер тысяча пятьсот пять». Именно так.

Вместо того, чтобы строить и развивать свою страну, вместо того, чтобы бороться против узурпаторов и убийц в России, они сами пошли убивать, прикрываясь тем, что «спасают» кого-то. Кто они после этого?

Псы и убийцы донецкого «острова сокровищ».

Шавки и есть.

Так что в случае «хрусталиков» Кремль как раз не предаёт, а воздаёт по заслугам. Так же делает и народ Донбасса, причём подсознательно.

Опять невозможно не вспомнить рассказы Стрелкова из Сербии:

…наслушались о зверствах сербов от них самих, и хотя мусульмане и хорваты ничуть не лучше, но это произвело не самое благоприятное впечатление. Всё же господствовало убеждение: мы должны защищать простых сербов, которым (в отличие от наёмников Бобана) бежать некуда и которые ни в каких зверствах не замешаны.

От вас некуда бежать, «защитники». От вас.

Псы и убийцы

Куда же пропали «русские люди, которых надо защитить» от неисчислимых «неофашистских орд»? Ой, их нет уже. А есть только «быдлота, населяющая дыру». Это они в «армии Новороссии» так говорят, те самые «спасители» и «защитники».

Скажи, дорогая «быдлота, населяющая дыру», что удержит такого камышового россиянина от того, чтобы влупить из миномёта по мирной донецкой улице? Влупить только за то, что вы хотите жить, а не умирать ради его иллюзий, ради его драйва, ради его борьбы?

Что его удержит?

Ничего его не сдержит и ничто его не удержит.

Вы же — «быдлота», это вам «защитник» говорит. Вы же ему верили, когда он про фашистов говорил. Верили, да?

Потому, что Кремль руками своих шавок предаёт всегда. Потому, что шавки Кремля не имеют ни чести, ни достоинства, ни мозгов, ни самоуважения.

Они — Иваны, родства не помнящие, безумное перекати-поле, несчастное внутри себя и стремящееся окунуть в своё несчастье всех, до кого смогут дотянуться. Помочь своим старикам? Отстроить российскую глубинку? Бороться за права в России? Зачем. Надо же спасать тех, кто плюнет тебе в спину, и тех, кого ты сам же назовёшь «быдлотой».

Почти всех россиян, которые воевали за Сербию и остались там жить, через некоторое время после войны лишили сербского гражданства и депортировали из страны.

Потому, что шавки никому не нужны.

Все, кто слушает голос Кремля, помните: вас всех закопают в безымянных могилах. Вас будут продавать на вес и по головам вчерашние сообщники. Местные жители будут сдавать вас и плевать на ваши могилы. Тех из вас, кто вернётся в Россию, посадят. Те из вас, кто убежит, будут жить, вздрагивая до конца дней своих.

Потому, что вы — шавки и это ваша судьба.

Но вы и сами уже об этом знаете. И сами об этом пишете. Расплата ждёт.

Кремль предаёт всегда, но вас предать было невозможно.

Антон Швец

https://petrimazepa.com/dogsandkillers.html#.WSxO3sW3sY0.facebook

Сибирь готова выйти из состава Российской "федерации" (видео)

Originally posted by oleg_leusenko at Сибирь готова выйти из состава Российской "федерации" (видео)
Хватит кормить Москву!

Самая богатая часть империи "РФ". Куча полезных ископаемых, куча нефти, а живут печально, так как 80% всех доходов высасывает паразитическая нерусская Москва:



Сибиряк - национальность.
Да люди за Уралом просто уже не отождествляют себя с Центральной Россией!!!
Сибирь — особенное место, а не сырьевой придаток Москвы.Collapse )

Писатель Яна Дубинянская о происходящем в Крыму

Originally posted by dinoza_yats at Писатель Яна Дубинянская о происходящем в Крыму
Отсюда: http://www.gazeta.ru/comments/2014/03/14_a_5950381.shtml

Писатель Яна Дубинянская родилась в Феодосии и жила в Крыму до двадцати одного года. Потом уехала учиться во Львов, а последние пятнадцать лет живет в Киеве — но и в Крыму тоже, потому что, как она пишет, «без моей земли и моего моря я не могу». Специально для «Газеты.Ru» Яна написала, чем живут Киев и Крым накануне референдума, и дала свою оценку происходящему. По договоренности с автором текст мы не сокращали и не редактировали.

— Открывайте сумки! — рявкает мужик с георгиевской ленточкой на куртке.
— Кто вы такой?
— Самооборона Крыма!
— Покажите ваши документы.

Чувствую, что делаю что-то не то. Нарываюсь, лезу на рожон, создаю себе проблемы. Но я приехала домой, в свой Крым. И вообще не привыкла, чтобы какие-то люди обыскивали мои вещи: у нас это не принято, я все-таки живу в свободной стране.

Их уже набежала целая свора, меня хватают за локти и рвут из рук кофр, я упрямо повторяю про документы и совсем не боюсь, потому что так не бывает, не должно быть никогда. Потом вдруг оказываюсь за спиной у моего двухметрового мужа, а мой отец, вчера доказывавший по телефону: в Крыму все прекрасно и спокойно, не то что у вас на Майдане! — втолковывает агрессивной «самообороне», что документы и правда неплохо бы показать, потрясая собственной крымской пропиской.

Без мужчин я вела бы себя точно так же, увы, но, к счастью, я с мужчинами. В конце концов один из «самообороны», немолодой и самый тихий, демонстрирует какую-то воинскую книжку, мы приоткрываем молнию на кофре и расходимся. Никого не убили и даже не покалечили, все хорошо. Это Крым накануне «референдума».

Я родилась в Феодосии, а последние пятнадцать лет живу в Киеве, но и в Крыму тоже. Каждый раз, уезжая отсюда, обязательно бросаю в море монетку, не забываю никогда. Древний обычай, детская магия, это работает.

С 1 марта мы жили в Киеве в постоянном напряжении, непрерывно отслеживая сводки новостей, засыпая далеко за полночь на пределе сил и просыпаясь на рассвете с мыслью: «Война». В то время как знакомые и родственники из Крыма успокаивали: ну какая война?

Ну бронетехника, ну неопознанные солдаты на грузовиках с российскими номерами, ну автоматы Калашникова, ну захват воинских частей, ну марионеточное правительство. Но это не война, это просто такой вот мир.

7-го в два часа ночи у нас зазвенела тревожная эсэмэска: сработала сигнализация в нашем крымском доме. Пытались залезть, погнули решетку на окне. И сразу стало легче: приезжать, разбираться на месте, ремонтировать и укреплять дом совсем не то же самое, что бессильно сходить с ума в интернете.

Смешно, но я и правда надеялась увидеть там мир.

В Крыму всегда, сколько я помню, хотели одного: чтобы ничего не менялось. Всем же понятно, что перемены могут быть только к худшему. А мир устроен стабильно: приходит весна и лето, начинается сезон, нашествие шумных чужаков с деньгами, которое надо пережить, поскольку деньги они оставят здесь и можно будет пережить и зиму.
Очевидное-неадекватное

Для большой части русской интеллигенции очевидно, что вторгаться в другую страну отвратительно. Политически активные киевляне разных национальностей... →

И так будет всегда. Распад Союза Крым воспринял очень болезненно, и не из-за мифического разрыва с Россией, а потому, что рухнул привычный жизненный уклад. Потом постепенно вроде бы восстановился — и что же, опять все рушить? Именно так в Крыму восприняли Майдан. На полуострове, катастрофически бедном на пассионариев, считаные единицы вышли на площадь. А в остальных накапливался страх, и этот страх очень умело подогрели и использовали.

Украинизация — социальная фобия Крыма, иррациональная и ни на чем не основанная. Языковая политика Украины никогда не была агрессивной, как, например, в Прибалтике: средний русскоязычный крымчанин спокойно обходится и в быту, и на работе, и в сфере образования без украинского вообще, исключение составляет разве что делопроизводство на государственном языке. Но страх, что вот-вот придут и украинизируют, есть. Есть, потому что он нужен: ни одни выборы в Украине не проходят без розыгрыша языковой карты, это беспроигрышный ход, на который радостно клюет электорат. Справедливости ради, и во Львове боятся, что некто вот-вот их русифицирует.

А украинская власть все эти годы совершала в Крыму глупость за глупостью. То обязательный украинский дубляж кинофильмов, то памятник украинскому гетману в Севастополе — почему-то эти мелочи воспринимались тут гораздо болезненнее, чем грабительские захваты земли на побережье, застройка заповедников и вырубка реликтовых лесов.

Думаю, социальную фобию раздували грамотно и целенаправленно не только местные политиканы: сейчас уже понятно, что вторжение в Украину было спланировано не вчера и не позавчера. Украина беспечно и бездумно сдала Крым российской пропаганде. Украинской власти вообще было не до Крыма, кроме тех случаев, когда хотелось возвести тут очередной особняк.

На Майдане сбросили именно ту власть, которая систематически разворовывала и откровенно грабила Крым. Но здесь этого не заметили. А заметили то, что регулярно показывали у Дмитрия Киселева: страшных бандеровцев, они же фашисты, факельное шествие «Свободы», «Правый сектор», «коктейли Молотова», бандита Сашка Белого — маркеры «майданной угрозы» настолько малочисленны и оттого бесконечно повторяемы, что это даже смешно. Но они сработали. Крымчане по-настоящему испугались. Роскошным был и подарок новой власти — отмена одиозного языкового закона Кивалова — Колесниченко, которую российская пропаганда представила как запрет русского языка. Крымчане поверили, испугавшись еще больше.
Вести с фронта

Такого количества новостей на нашем ТВ не было, пожалуй, со времен грузинских событий. Продолжительность программы «Время» увеличилась вдвое, вечерние... →

И тут им подбросили новую идею — «самоопределение». С точки зрения пиара это выглядит безукоризненно: мол, происходящее в Крыму тоже такой Майдан. Там вооруженный приход к власти — и здесь он же. Там воля народа — и здесь она же. И захват правительственных зданий. И даже самооборона у нас точно такая же, только ленточки другого цвета. А кто этого не признает, у того «двойные стандарты».

Зимой в Киеве на Грушевского ребята из майданной самообороны переводили меня под ручку через заледеневшую дорогу между баррикадами. Я не стояла на тех баррикадах, я просто проходила мимо, и у меня скользили сапоги. Но это так, к слову.

На самом деле разница между Майданом и его крымским пиар-двойником колоссальна и очевидна. Она не в лозунгах, не в плакатах и тем более не в ленточках. Она во всем: целях, средствах, движущих силах и самой онтологии происходящего.

«Евромайдан» в Киеве начинался с интеллигентского флешмоба, с тысячи фейсбучных друзей журналиста с бандеровским именем Мустафа Найем, которые подтвердили свою готовность выйти на площадь. Эта инициатива срезонировала, поймала социальный импульс, ту волну, которую невозможно просчитать и спланировать заранее, как бы того ни хотелось конспирологам разных мастей. Сотни тысяч людей вышли на площадь от стыда за свою власть, показавшую в вопросе евроинтеграции унизительную для страны зависимость, слабость и ложь. А после избиения протестующих «Беркутом» в ночь на 1 декабря волна превратилась в штормовое море. Люди с площади уже не ушли и стояли до победы, а поскольку победа пока неочевидна, стоят до сих пор. Можно по-разному к этому относиться, но факты именно таковы.

Политические силы начали седлать социальную волну Майдана уже позже, естественно, тут проявились и политтехнологии. Но самого главного — пассионарности — не купить и не срежиссировать. Пассионарность — это когда желание перемен превалирует над естественным инстинктом самосохранения. На Майдане пассионарность сыграла решающую роль.

«Самоопределение» Крыма — чистая политтехнология от начала и до конца. Волна митингов в Крыму была профессионально поднята, опираясь не на возмущение и стыд народа, а на его на страхи и агрессию, и неудивительно, что многие митинги сразу же закончились драками (массовые акции в Киеве два месяца оставались мирными).

Формирование отрядов «самообороны», которые шмонали нас на вокзале в полном ощущении собственной безнаказанности, удивительным образом совпало с появлением на полуострове «зеленых человечков» с автоматами и военной техники с номерами другого государства. И если пресловутая «рука Запада» так и не проявила себя на Майдане, оставшись информационным фантомом, то «вооруженные вежливые люди» планомерно оккупируют территорию Крыма, и смена правительства была технично осуществлена именно их руками. Впрочем, Путин объявил на весь мир, что это тоже такая «крымская самооборона». Говорят, в России многие верят.

А во что верят крымчане?

Накануне «референдума» в Феодосии тихо. Кто-то увидел бы здесь в первую очередь море и чаек, пенсионеров и детские коляски, но это мой город, и потому глаз фиксирует прежде всего чужое, пришлое, проявившееся за время моего кратковременного отсутствия: зимой я жила здесь несколько недель. Триколор над феодосийской мэрией. Военные грузовики возле порта: два с российскими номерами, один вообще без номеров. Солдат в форме с характерными кармашками на пузе. Рослый беркутовец в сером камуфляже с нашивками (подразделение «Беркут» в Украине официально расформировано). И много листовок на столбах. Все — за воссоединение с Россией, об Украине чисто геббельсовский негатив: отменят все льготы, запретят русский язык, Бандера, свастика. Украинские телеканалы в Крыму отключили.

Тем не менее восторженного единства в стремлении в Россию среди крымчан не наблюдается. Все очень нервозны, в транспорте и кафе постоянно вспыхивают политические споры, мнения звучат разные. Но в тревоге абсолютно все.
Полный Reset

Георгий Бовт о том, насколько далеко могут зайти Россия и Запад в спорах по Крыму

Все понимают, что привычный ход событий нарушен, что сезон, которым живет Крым, уже безнадежно сорван и впереди голодная зима. И все ждут «референдума» как некой точки, после которой что-то решится, потому что невозможно ведь жить в подвешенном состоянии, в неизвестности.

Этот «референдум» не собираются признавать нигде в мире, и крымчане об этом знают. Он нужен только Путину, и то непонятно, с какой именно целью. Его результаты, и это тоже постепенно становится очевидным, скорее всего, уже нарисованы заранее. Наш сосед по садовому товариществу хмуро бросил, что «нормальные люди» в Крыму не собираются идти на «референдум».

Обычные среднестатистические крымчане улыбаются через силу и говорят родственникам по телефону: а у нас тут ничего особенного не происходит. Тихо, похолодало, зацветают нарциссы. Мы не волнуемся, и вы не волнуйтесь, все будет хорошо.

Они и сами стараются в это верить, пускай со всех сторон подступает ощущение грандиозного обмана и неясной, но грозной опасности. Все будет хорошо, и нельзя произносить вслух страшное слово «война», чтобы не накликать большой беды. Все будет хорошо, особенно если крепко-накрепко зажмуриться и пробормотать спасительное: «Россия-Россия-Россия». Россия спасет, не зря же тут стоят ее солдаты, не станут же они, в самом деле, стрелять.

Когда мы с мужем уезжали из Киева в Крым, наш умный сын-восьмиклассник спросил: «Мама, а ты не боишься, что получится как с Берлинской стеной?» Я боюсь. Могут перекрыть границу, могут внезапно начать боевые действия, и не обязательно в Крыму, могут всё. Поэтому сегодня я возвращаюсь к детям, у меня их трое, и мы должны держаться вместе, это самое главное.

Но Крым — это моя земля и мое море. Я вернусь, я бросила монетку.

Автор — писатель, журналист. Автор романов «Пансионат», «Глобальное потепление», «Н2О», «Сад камней» и др. Лауреат «Русской премии» и премии Бориса Стругацкого «Бронзовая улитка».